Постоянное представительство Российской Федерации при ООН

Постоянное представительство Российской Федерации при ООН

Выступление заместителя Постоянного представителя Г.В.Кузьмина на заседании Совета Безопасности ООН в связи с рассмотрением доклада Прокурора Международного уголовного суда Ф.Бенсуды о расследовании ситуации в Ливии

Г-н Председатель,

Вот уже восемь лет каждые полгода мы заслушиваем доклады прокурора МУС по расследованию ситуации в Ливии. Сегодня – семнадцатый по счету доклад. Из года в год в этом зале нас уверяют, что МУС – именно тот институт, который способен сыграть важную роль в прекращении вооруженного противостояния и восстановлении законности. Которому, дескать, по силам привлечь к ответственности виновных и укрепить веру в справедливость среди ливийцев.

Увы, реалии свидетельствуют об обратном. С каждым годом МУС становится все менее значимым фактором на международной арене. Нет динамики в расследованиях. Нет результатов. Я накануне просмотрел выступления российских представителей в СБ по этой теме за предыдущие годы. Вы знаете, любое из них я мог бы зачитать сегодня. Стопроцентная актуальность. МУС, похоже, хронически невосприимчив к справедливым замечаниям в свой адрес.

Г-н Председатель,

Конфликт в Ливии имеет глубокие корни. В 2011 году попытки военно-воздушных сил США, Франции, Соединенного Королевства, Канады, Бельгии, Дании, Нидерландов, Норвегии и ряда других государств роем «вбомбить» «демократию» в бывшую Джамахирию привели лишь к многочисленным человеческим жертвам, спровоцировали хаос, разгул криминала, потоки беженцев. Все это таинственным образом ускользнуло из поля зрения прокурора МУС.

На то есть, очевидно, особые причины. Тому, кто еще наивно верит в светлый образ МУС как поборника справедливости, рекомендую обратиться к решению судей от 12 апреля этого года. Похоже, о этом решении говорил мой коллега из США.

Суд прямо заявил международному сообществу, что в определенных условиях правосудием можно пренебречь. Интересы жертв, тяжесть преступлений – это второстепенные для МУС категории. Главное – критерий т.н. интересов правосудия. В интересах правосудия МУС отныне вправе не начинать расследование, если:

а) сомневается в осуществимости/возможности расследования ввиду несотрудничества заинтересованных сторон на фоне санкционного давления на самих членов суда; и

б) ограниченности бюджета.  

Боюсь, после такого «элегантного» вердикта, описывающего интересы правосудия в понимании МУС, вернуть его репутацию никогда не удастся.

С такой судебной политикой и следствие в отношении Ливии вряд ли сможет привести к каким-либо вызывающим доверие результатам.

Благодарю Вас.