Постоянное представительство Российской Федерации при ООН

Комментарий Постоянного представителя Российской Федерации при ООН В.И.Чуркина по теме MH-17

Обратил внимание на один из постов в блогосфере, где затрагивается не только важнейшая проблема малайзийского Боинга, погибшего на Востоке Украины, и нашего недавнего вето по созданию международного уголовного трибунала, но
в определенном смысле и моя профессиональная репутация.

В нем, в частности, говорится, что «именно первый секретарь советского Посольства в США Чуркин первым заявил в Вашингтоне о непричастности СССР к уничтожению южнокорейского Боинга». Мол, теперь «кольцо истории замыкается». В этой связи хочу сказать следующее:

Первое. Будучи в 1983 году вторым секретарем советского Посольства в Вашингтоне, по южнокорейскому самолету я не высказывался вообще (бытующая легенда на этот счет – вымысел). Общаться с американскими и мировыми СМИ я начал несколько позднее. Мое первое резонансное выступление в США состоялось в американском Конгрессе 1 мая 1986 года и было посвящено аварии на Чернобыльской АС. Кстати, и там я ничего не отрицал.

Во-вторых, тогда Советский Союз довольно быстро признал, что южнокорейский самолет был сбит советским истребителем, который принял его
за разведывательный.

В-третьих, наше вето в СБ вовсе не является «попыткой не допустить расследования», как утверждается в блоге. Расследование ведется – как техническое, так и уголовное. Причем к первому наши эксперты допущены лишь частично, а ко второму не допущены вовсе (хотя изъявляли такое желание).

Четвертое. Считаю, что Совет Безопасности – это не место обсуждать разные версии по МН-17. Поэтому в дискуссиях в СБ ООН на эту тему мы ничего не утверждали и не отрицали, а просто настаивали на проведении полного, тщательного и независимого международного расследования. Для последующего суда есть или вполне могут быть созданы соответствующие механизмы без привлечении СБ ООН, который уголовными делами заниматься не должен.